ОЛЕГ АНДРЕЕВ: КОМАНДА «НАШЕГО КРАЯ»: ПРОФЕССИОНАЛЫ И ЛЮДИ С ГРАЖДАНСКОЙ ПОЗИЦИЕЙ

Однако выборы - выборами, а мы наконец-то стали понимать и ценить роль врача в нашей жизни. Подчеркнем – не роль государства, а именно конкретного врача.

Олег Вадимович, когда пришло понимание и желание стать врачом?

– Думаю, первый «звоночек» прозвучал, когда я учился в 7 классе. Попал мне в руки журнал «Роман-газета», а читал я тогда запоем буквально все. А в журнале - повесть известного хирурга Николая Амосова «Мысли и сердце». Тогда она произвела на
меня сильнейшее впечатление.

А еще я дружил с Сашей Горячковским, сыном очень известного в Краматорске врача. И когда я мальчишка, приходил к ним в гости, его отец разговаривал с нами, что-то объяснял, рассказывал. К слову, мой папа очень хотел, чтобы я стал
инженером. Вообще, в жизни ничего случайного не бывает. И вот этот журнал, и друг Сашка, и многое другое…

Путь в медицину был тернистым?

– Начинать пришлось с малого. После школы поступил в медицин-
ское училище в Горловке. Понимал, что в мединститут с наскока не поступить. Год проучился в училище и ушел в армию. Служил в Германии в ракетных войсках. После армии поступил на подготовительное отделение Полтавского медицинского
стоматологического института. После подготовительного отделения был зачислен на лечебный факультет. Работал с первого курса. Сначала – санитаром в хирургическом отделении, потом медбратом. Так что хирургия – это мое…

В Краматорск по распределению попали?

– Распределение я получил в Киев. Но очень хотел вернуться в Краматорск. Интернатуру проходил в нашей хирургии № 1 у легендарного Владимира Анатольевича Никулина. Он тогда нас «натаскивал».

После интернатуры мест в хирургии не было, и мне пришлось поработать в гинекологическом отделении у Валентины Мороз, но дежурства в хирургии не бросал. Три года так работал. Но гинекология – явно не мое. Поэтому когда появилось место в ожоговом отделении, не думая перешел туда.

Олег Вадимович, комбустиология – сравнительно молодая отрасль медицины, изучающая тяжелые ожоговые поражения. Не отстаем ли мы от передовых стран в технологиях лечения?

– Когда я пришел в ожоговое отделение, был 1993 год. И действительно, методики лечения были другие. Но технологии во всем мире меняются с бешеной скоростью. Не стоим на месте и мы. За 27 лет работы с ожогами очень изменилось техническое оснащение. Новые технологии повязок помогают пациентам чувствовать себя комфортнее. Благодаря новым технологиям мы стали выхаживать даже самых, казалось бы, безнадежных больных, которые в 70-80-е годы были бы обречены.

Комбустиолог – врач, восстанавливающий целостность и функции кожных покровов, пострадавших от ожогов, обморожений, варикозных и нейротрофических язв, исправляющий эстетические дефекты… Комбустиология – сложная, но интересная специальность. Если врач начинает заниматься ожогами и через месяц не уходит, он «прикипает» на долгие годы. Так случилось со мной.
Благодаря внедрению современных высокотехнологичных методов удалось сократить сроки лечения больных, уменьшить количество осложнений, увеличить выживаемость.

Хотя есть еще куда двигаться. Нам необходима реанимация на 3-4 койки, нам нужно новое штатное расписание, поскольку есть острая нужда в круглосуточном дежурстве врача. Но это уже другие деньги. Да это и не в моей компетенции. Этим должен заниматься департамент здравоохранения. Мы ведь де-факто стали областным ожоговым отделением. У нас лечатся 60 процентов иногородних, которые приезжают со всей области.

Комбустиология и пластическая хирургия стоят рядом. Вы тоже занялись пластической хирургией...

– Да, пластическая хирургия – близкая нам специализация, ведь все послеожоговые деформации требуют пластики. В 1995 году я поехал на курсы в Центр пластической хирургии в Харьков. С тех пор постоянно совершенствусь в этом направлении.
Лечение пациентов с ожогами – дело сложное и многоплановое, требуется тесное взаимодействие врачей различных специальностей. Так что лишних знаний в профессии врача не бывает. У нас замечательный коллектив, медперсонал.

Вас практически всегда можно застать в отделении. А какой личный «рекорд» пребывания на рабочем месте?

– Первый, если можно так выразиться «рекорд» был в далеком 2009 году. Тогда в автобусе, следовавшем по маршруту Краматорск-Кременная, заживо сгорели 7 человек. Трагедия случилась в районе Райгородка. В автобусе находились водитель и 33 пассажира. Очаг возгорания, предположительно, находился под днищем автобуса, где располагалось газобаллонное оборудование.

К нам тогда отправили 13 пострадавших. Все – в крайне тяжелом состоянии. Помню, что четыре дня просто ночевал в отделении. В 2014 году мы выхаживали шахтеров, и десять дней пришлось буквально не покидать отделение. Ну, и трагический 2015 год, когда мы принимали пострадавших от обстрелов… Да, вот еще помню суровую зиму 2005 года. Отморожений тогда было столько, что мест в отделении не хватало. На тридцати койках лежали пятьдесят больных. Люди лежали даже в коридоре. Из операционной мы не выходили, коллектив работал на пределе.

Ожоговое отделение сейчас можно без натяжки назвать образцовым. Как это удалось сделать?

– Образцовым оно стало благодаря помощи заводов, предприятий, спонсоров… С 2015 года мы поменяли практически все. Наше отделение стало тогда единственным в городе, где в каждой палате стояли только функциональные кровати – ни одной советской панцирной сетки!

В 2016 году мы выиграли грант на ремонт отделения – 2 миллиона 600 тысяч гривен. Я ездил в Киев, доказывал, рассказывал, показывал как нам это необходимо. НКМЗ нам купил кровать для лечения тяжелых больных. Она крытая, со специальной вентиляцией. Эта кровать спасла уже не один десяток жизней.

По вашим стопам пошел сын Павел. Вы на него «давили» в выборе профессии?

– Нет. Абсолютно. Он сказал мне после десятого класса: «Я буду врачом». Сейчас он уже дипломированный врач, работает в отделении кардиохирургии, учится в аспирантуре. Я рад за него.

Анализируя нашу беседу, понимаю, что в основном все сводится к работе. Но хотелось бы побольше личного услышать. Что читаете сейчас? Находится ли время для дружеских посиделок, застолий? Суеверны ли? На телефонные звонки всегда отвечаете? Что для вас отдых?

– Отвечаю по порядку. Читаю легкие детективы. Не хочу загружать себя тяжелым чтивом. В еде я неприхотлив – ем, что подадут. Сам готовить не умею и не люблю. Друзей немного и большие компании я уже не люблю. Со школьными друзьями связь поддерживаю.

Что же касается телефона, то он всегда со мной. Отвечаю на все звонки. Если не могу, то обязательно перезвоню. Это даже не обсуждается.

Ну, и по поводу суеверий. Конечно, я суеверен, как и все хирурги. Перчатки всегда надеваю с левой руки. А остальные суеверия – мои маленькие тайные ритуальчики. Я о них говорить не буду. Нельзя. А то силу потеряют.

А отдых для меня – это мой любимый пес, французская легавая Симон, он же Сема. Ему семь лет. Любим мы его очень. И он отвечает нам тем же. Вот с Семой мы ходим на охоту. Это и есть лучший отдых.

Ну, и, конечно, давайте поговорим о выборах. Почему именно «Наш край»? Почему решили поддержать действующего городского голову Андрея Панкова?

– Что касается первой части вопроса, то сегодня кандидатами от «Нашего края» идет много профессионалов и в том числе врачей. Вот за пять лет моего депутатства в горсовете был сделан ремонт ожогового отделения и хирургии, роддом получил статус перинатального центра – а это совсем другие возможности и финансирование. Мы смогли помочь в решении некоторых проблем как медиков, так и пациентов.

А сколько еще сделать нужно! Ремонт детской больницы, тяжелая ситуация с коронавирусом тоже не позволяет расслабляться. Кстати, на днях на заседании постоянной комиссии по образованию, науке, охране здоровья мы решили обратиться к городскому голове с просьбой организовать доплаты медикам, работающим в зоне риска, связанного с коронавирусом. Ведь те зарплаты, которые сейчас получают медики, несоизмеримы с риском и самоотверженным ежедневным трудом. Еще я очень хочу организовать в городе медицинский совет при городском голове, городской медицинский благотворительный фонд и так далее. Работа есть. Планы тоже.

Ну, а по поводу поддержки на выборах Андрея Панкова скажу кратко – я коренной краматорчанин. Так вот, столько сколько сделано за последние пять лет, не делалось прежде ни кем. Мы знаем как развивать и поддерживать наш город! Именно поэтому прошу поддержать команду ПП "Наш край" на выборах 25 октября.

Алла Слабоусова

Комментарии закрыты.